Элитис
14.01.2022

«Пораженцы, либералы, высший свет» — кто «свергал царя» в 1917 году?

По сей день идут споры о феврале 1917 года. Многие считают, что Российская империя в начале 1917 года была буквально «в шаге от победы», но взяла, да споткнулась. Или ей помогли?

Тут сразу начинаются вопли о страшных иностранных разведках, которые-де подпилили ствол у тысячелетнего российского древа. Партию большевиков в случившемся огульно тоже обвинять странно («Ленин сверг царя», я это часто слышу). Нет, большевики действительно были партией пораженцев (как минимум по своим теоретическим идеям), да и царя свергнуть были бы не прочь. Но в начале 1917 года они не могли этого сделать чисто физически, некому.

Расшатывали «царственную вертикаль» порой совсем «приличные люди» из высшего общества. Сегодня я хочу всего лишь рассказать вам о версии российского историка-эмигранта Антона Антоновича Керсновского. Признанный военный историк Российской империи и монархист по взглядам, Керсновский довольно красочно описал некий «тройной подкоп» под государство. Соглашаться с этим тезисом или нет, пусть каждый решает для себя сам.

На первом месте, хоть и не по значению, у А.А. Керсновского идут «придворные круги» или же «высший свет», упомянутый мною в заголовке. Кто это?

Это типичные сторонники «дворцового переворота», представители княжеской и дворянской «элитной прослойки». Они были недовольны лично Николаем II, его женой, Распутиным. Именно эти люди распускали всевозможные слухи, уничтожая тем самым авторитет верховной власти.

«В общем, эта группа — назовем её «придворной» — рубила тот сук, на котором сидела…» (с) А.А. Керсновский. История русской армии. Том четвертый.

Яркий представитель группы — Великий князь Николай Михайлович

Действительно, рубила. Потому что надеялась на «лайтовый» переворот, при котором их позиции только улучшатся. Ну заменят одного монарха на другого, с кем не бывает… Как мы знаем, на этот раз всё вышло иначе.

Однако, гораздо больший вклад в «февраль 1917 года» внесла, по мнению историка Керсновского, другая «группа лиц». Догадались, о ком идет речь? Правильно, «новая буржуазная элита», стремившаяся любой ценой потеснить «старую царскую бюрократию». Им мало было «смены вывески», то бишь царя. Им нужно было «ответственное министерство» и фактическое изменение формы правления. На удобную, естественно, для них. Располагая баблом и «информационными мощностями», либералы превращали «сплетни из высшего света» в «то, что знает каждый».

В тяжелом положении Российской империи «либералы» видели возможность для отличной политической игры. Дабы укрепить свои позиции, заговорщики переманивали на свою сторону военных (разумеется, речь о военачальниках, не о простых солдатах). Штыки обеспечили бы «мудрым деятелям Думы» реальную власть в стране.

Яркий представитель второй группы — Александр Иванович Гучков.

«Вторая группа — чрезвычайно могущественная и влиятельная — представлена была всей либеральной общественностью во главе с Государственной думой, Земско-городским союзом и Военно-промышленным комитетом. Удельный вес этой группы был неизмеримо значительнее…» (с) А.А. Керсновский. История русской армии. Том четвертый.

Наконец, называет Керсновский и третью группу. «Пораженцы», то бишь представители левых сил марксистского толка. Но есть один нюанс. Керсновский их, конечно, очень не любит. Однако, признает, что на тот момент все «боевики-большевики, мечтающие захватить мир» либо в «глубоком подполье», либо вообще за границей. Февраль скорее открыл для них «окно внушительных возможностей».

Все эти три группы действовали, разумеется, в своих субъективных интересах. Не сильно думая об интересах друг друга. Оторванная от реальности и неэффективная власть тоже думала о себе. Прибавить к этому недовольное население и…

После февраля 1917 года большевики получили возможность «работать» легально. Вячеслав Михайлович Молотов выступал на заседании Петроградского Совета уже в ночь 27 — 28 февраля. Хотя Советы еще долго контролировались умеренно левыми.

«Великие князья и дамы «света», генерал-адъютанты и думские трибуны, земские деятели и военно-промышленные дельцы — все вместе прокладывали дорогу притаившимся в подполье марксистам и «боевикам»…» (с) А.А. Керсновский. История русской армии. Том четвертый.

Делая поправку на взгляды Керсновского, всё равно стоит признать: заговорщики рисковали, затевая свою игру посреди войны. В итоге, политически они и проиграли, проложив дорогу тем самым «марксистам». С другой стороны, ветхая самодержавная система все равно рано или поздно сломалась бы. Но из всех вариантов получился явно один из худших…

Facebook Комментарий

Facebook Комментарий

Комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.