Элитис
13.07.2021

ОГАС Глушкова: как в СССР бюрократия борола технократию

Виктор Михайлович Глушков родился в горняцкой семье в городе Шахты Ростовской области 24 августа 1923 года.

21 июня 1941 года закончил с золотой медалью среднюю школу №1 в этом же городе. Начавшаяся Великая Отечественная война больно ударила по Виктору Михайловичу – осенью 1941 года его мать была убита гитлеровцами.

После освобождения города Шахты советскими войсками Глушков был мобилизован и участвовал в работах по восстановлению угольных шахт Донбасса.

После окончания войны блестяще окончил математический факультет Ростовского университета. В дипломной работе занимался разработкой методов вычисления таблиц несобственных интегралов, обнаружив неточности в существующих таблицах, выдержавших до того по 10—12 изданий.

После 1948 года молодой перспективный математик был направлен по распределению на Урал в секретное учреждение, задействованное в атомном проекте.

Заведовал кафедрой теоретической механики Уральского лесотехнического института. Тема докторской диссертации, успешно защищённой в диссертационном совете МГУ 12 декабря 1955 года, посвящена доказательству пятой проблемы Гильберта.

В конце пятидесятых учёный заинтересовался возможностями бурно развивающейся электронно-вычислительной техники.

Оставшаяся после переезда из Киева в Москву С.А. Лебедева его лаборатория, в которой была создана первая в СССР и континентальной Европе ЭВМ—МЭСМ, была переведена в Институт математики АН УССР, директор которого Б.В.Гнеденко для заведования ею в 1956 году пригласил Глушкова. Переехав, с августа 1956 года жил и работал в Киеве. В 1956 году стал заведующим лабораторией вычислительной техники Института математики АН УССР по приглашению его директора.

Сотрудник лаборатории З.Л. Рабинович в своих воспоминаниях отмечал, что с приходом Глушкова «ни одна из проводимых в лаборатории работ не была заброшена. Напротив, все получили логическое завершение».

Дальнейшая деятельность Виктора Михайловича была полностью связана с вычислительной техникой — в декабре 1957 года на базе его лаборатории был создан Вычислительный центр АН УССР, директором которого он и стал. А в декабре 1962 года на базе ВЦ АН УССР был создан Институт кибернетики АН УССР, директором которого также стал Глушков.

С 1958 по 1961 год разработана ЭВМ «Днепр», которая активно использовалась в самых разнообразных отраслях народного хозяйства СССР.

Виктор Михайлович активно занимался преподавательской деятельностью. С 1956 года читал на мехмате КГУ курс высшей алгебры и спецкурс по теории цифровых автоматов, а с 1966 года и до конца жизни заведовал кафедрой теоретической кибернетики.

С 1962 года и до конца жизни вице-президент АН УССР.

В 1963 году Глушков утвержден председателем Межведомственного научного совета по внедрению вычислительной техники и экономико-математических методов в народное хозяйство СССР при Государственном комитете Совета Министров СССР по науке и технике.

В дальнейшем Глушков принимал непосредственное участие в разработке и внедрение в народное хозяйство автоматических систем управления производством (АСУП), публиковал научные работы в области теоретической кибернетики, а также ему было предложено написать статью про кибернетику в энциклопедии «Британника» в 1973году.

В 1965 под руководством Глушкова году создана первая в серии ЭВМ для инженерных расчётов МИР-1.

ыл членом Государственного комитета СССР по науке и технике и Комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР. Был советником генерального секретаря ООН по кибернетике. Под его руководством защищено более ста диссертационных работ.

Глушков был инициатором и главным идеологом разработки и создания Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации (ОГАС), предназначенной для автоматизированного управления всей экономикой СССР в целом. Для этого им была разработана система алгоритмических алгебр и теория для управления распределёнными базами данных.

Задача построения общегосударственной автоматизированной системы управления (ОГАС) экономикой была поставлена Глушкову первым заместителем Председателя Совета Министров (тогда А.Н. Косыгиным) в ноябре 1962 года.

В.М. Глушков, В.С. Михалевич, А.И. Никитин и др. разработали первый экскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ, который включал около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, в соответствии с конфигурацией системы объединяются с остальными, занятыми обработкой экономической информации. Их число мы определяли тогда в 20 тысяч. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица.

Был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации. Кроме того, в этой двухъярусной системе главные вычислительные центры обмениваются между собой информацией не путем коммутации каналов и коммутации сообщений, как принято сейчас, с разбивкой на письма, я предложил соединить эти 100 или 200 центров широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Тогда все протоколы сильно упрощаются и сеть приобретает новые свойства. Проект был до 1977 года секретным.

К сожалению, после рассмотрения проекта комиссией от него почти ничего не осталось, вся экономическая часть была изъята, осталась только сама сеть. Изъятые материалы уничтожались, сжигались, так как были секретными.

Против всего проекта в целом начал резко возражать В.Н. Старовский, начальник ЦСУ. Возражения его были демагогическими. Глушков настаивал на такой новой системе учета, чтобы из любой точки любые сведения можно было тут же получить. А он ссылался на то, что ЦСУ было организовано по инициативе Ленина, и оно справляется с поставленными им задачами; сумел получить от Косыгина заверения, что той информации, которую ЦСУ дает правительству, достаточно для управления, и поэтому ничего делать не надо.

Начиная с 1964 года (времени появления моего проекта) против Глушкова стали открыто выступать ученые-экономисты Либерман, Белкин, Бирман и другие, многие из которых потом уехали в США и Израиль. Косыгин, будучи очень практичным человеком, заинтересовался возможной стоимостью нашего проекта. По предварительным подсчетам его реализация обошлась бы в 20 миллиардов рублей. Основную часть работы можно сделать за три пятилетки, но только при условии, что эта программа будет организована так, как атомная и космическая.

Глушков не скрывал от Косыгина, что она сложнее космической и атомной программ вместе взятых и организационно гораздо труднее, так как затрагивает все и всех: и промышленность, и торговлю, планирующие органы, и сферу управления, и т.д. Хотя стоимость проекта ориентировочно оценивалась в 20 миллиардов рублей, рабочая схема его реализации предусматривала, что вложенные в первой пятилетке первые 5 миллиардов рублей в конце пятилетки дадут отдачу более 5 миллиардов, поскольку была предусмотрена самоокупаемость затрат на программу. А всего за три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 миллиардов рублей. И это еще очень заниженная цифра.

Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку тем, что, дескать, экономическая реформа вообще ничего не будет стоить, т.е. будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров, и даст в результате больше. Поэтому команду Глушкова отставили в сторону и, более того, стали относиться с настороженностью. И Косыгин был недоволен. Глушкову была приказано, временно прекратить пропаганду ОГАС и заняться системами нижнего уровня. Как выяснилось позже, это стало началом конца грандиозного проекта.

Причин тут несколько, но главную роль сыграла косность мышления некоторых ответственных партийных функционеров. Лучше всего это можно проиллюстрировать с помощью фрагмента воспоминаний Виктора Михайловича о заседании Политбюро, проведённого после того, как до советского руководства стала доходить информация о том, что американцы еще в 1966 году сделали эскизный проект информационной сети (точнее, нескольких сетей), т.е. на два года позже нас. В отличие от нас они не спорили, а делали, и на 1969 год у них был запланирован пуск сети АРПАНЕТ, а затем СЕЙБАРПАНЕТ и др., объединяющих ЭВМ, которые были установлены в различных городах США.

В этом же фрагменте содержится мрачное пророчество Глушкова о начале экономического спада СССР в конце 70-х годов. Примечания в скобках мои.

«…Гарбузов (министр финансов СССР) выступил так, что сказанное им годится для анекдота. Вышел на трибуну и обращается к Мазурову (он тогда был первым заместителем Косыгина). Вот, мол, Кирилл Трофимович, по вашему поручению я ездил в Минск, и мы осматривали птицеводческие фермы. И там на такой-то птицеводческой ферме (назвал ее) птичницы сами разработали вычислительную машину.

Тут я громко засмеялся. Он мне погрозил пальцем и сказал: «Вы, Глушков, не смейтесь, здесь о серьезных вещах говорят» Но его Суслов перебил: «Товарищ Гарбузов, вы пока еще тут не председатель, и не ваше дело наводить порядок на заседании Политбюро». А он — как ни в чем не бывало, такой самоуверенный и самовлюбленный человек, продолжает: «Три программы выполняет: включает музыку, когда курица снесла яйцо, свет выключает и зажигает и все такое прочее. На ферме яйценосность повысилась». Вот, говорит, что нам надо делать: сначала все птицефермы в Советском Союзе автоматизировать, а потом уже думать про всякие глупости вроде общегосударственной системы. (А я, правда, здесь засмеялся, а не тогда.) Ладно, не в этом дело.

Было вынесено контрпредложение, которое все снижало на порядок: вместо Госкомупра — Главное Управление по вычислительной технике при ГКНТ, вместо научного центра — ВНИИПОУ и т.д. А задача оставалась прежней, но она техницизировалась, т.е. изменялась в сторону Государственной сети вычислительных центров, а что касалось экономики, разработки математических моделей для ОГАС и т.д. — все это смазали.

Под конец выступает Суслов и говорит: «Товарищи, может быть, мы совершаем сейчас ошибку, не принимая проект в полной мере, но это настолько революционное преображение, что нам трудно сейчас его осуществить. Давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть» И спрашивает не Кириллина, а меня: «Как вы думаете?». А я говорю: «Михаил Андреевич, я могу вам только одно сказать: если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х годов советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться». Но с моим мнением не посчитались, приняли контрпредложение.»

По иронии судьбы нереализованные идеи, заложенные в ОГАС, получили своё развитие в организации системы раннего предупреждения о ракетном нападении, активно строившейся в СССР в семидесятые годы.

Кроме того, по его инициативе и под его активным руководством стали внедряться АСУ на оборонных предприятиях Советского Союза.

Увы, но многолетняя борьба учёного с косностью и бюрократизмом не прошла для него даром — осенью 1981 года состояние здоровья Виктора Михайловича ухудшилось.

Через год, 30 января 1982 года, после продолжительной болезни он скончался в Москве в Центральной клинической больнице и был похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

Идеи, заложенные Глушковым в ОГАС опередили своё время и только сейчас в какой-то мере начинают реализовываться на Западе, но уже в виде концепции «big data».

Как только в США узнали о том, что в СССР есть проект ультрасовременной вычислительной сети, способной укрепить экономику страны, то там поднялся страшный переполох, ибо на подрыв экономики Союза были направлены значительные усилия Америки.

Появились сначала две статьи: одна в «Вашингтон пост» Виктора Зорзы, а другая — в английской «Гардиан». Первая называлась «Перфокарта управляет Кремлем» и была рассчитана на наших руководителей. Там было написано следующее: «Царь советской кибернетики академик В.М.Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами».Статья в «Гардиан» была рассчитана на советскую интеллигенцию. Там было сказано, что академик Глушков предлагает создать сеть вычислительных центров с банками данных, что это звучит очень современно, и это более передовое, чем есть сейчас на Западе, но делается не для экономики, а на самом деле это заказ КГБ, направленный на то, чтобы упрятать мысли советских граждан в банки данных и следить за каждым человеком.Эту вторую статью все «голоса» передавали раз пятнадцать на разных языках на Советский Союз и страны социалистического лагеря.

Потом последовала целая серия перепечаток этих грязных пасквилей в других ведущих капиталистических газетах — и американских, и западноевропейских, и серия новых статей. Тогда же начали случаться странные вещи. В 1970 году Глушков летел из Монреаля в Москву самолетом Ил-62. Опытный летчик почувствовал что-то неладное, когда они летели уже над Атлантикой, и возвратился назад. Оказалось, что в горючее что-то подсыпали. Слава Богу, все обошлось, но так и осталось загадкой, кто и зачем это сделал. А немного позже в Югославии на автомобиль Глушкова чуть не налетел грузовик, — шофер чудом сумел увернуться от столкновения.

И вся наша оппозиция, в частности экономическая, ополчилась против академика. В начале 1972 года в «Известиях» была опубликована статья «Уроки электронного бума», написанная Мильнером, заместителем Г.А. Арбатова — директора Института Соединенных Штатов Америки. В ней он пытался доказать, что в США спрос на вычислительные машины упал. В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись. Мол капиталисты покупают машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными. Такая массированная атака на советское руководство извне и со стороны…эээ…советских экономистов дезориентировала руководство и вылилось в конечном итоге в свёртывание проекта ОГАС.

Facebook Комментарий

Facebook Комментарий

Комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.