Элитис
23.06.2021

Андроповские чистки: кто стал главными жертвами

С приходом на пост Генерального секретаря ЦК КПСС в ноябре 1982 года Юрий Андропов сразу начал перестановки в органах власти, избавляясь от членов брежневской команды. Одним из инструментов политики нового генсека стала борьба с коррупцией и злоупотреблениями среди высших должностных лиц. «Подразболтались» Андропов, в течение 15 лет занимавший пост главы КГБ, как никто другой знал о реальном положение дел в стране. Главного чекиста беспокоила высокая степень халатности, очковтирательства и чиновничьего произвола, которые стали привычной составляющей жизни советских граждан. Андропов нередко повторял: «народ подразболтался». Но только заняв высший руководящий пост Юрий Владимирович смог начать намеченные преобразования. Первое, что сделал новый глава государства – объявил войну тунеядству: была ужесточена трудовая дисциплина среди чиновников, а на улицах городов появились наряды милиции, выявлявшие отлынивающих от работы граждан. Однако главным бичом советской действительности Андропов считал коррупцию, глубоко проникшую в органы республиканской и областной власти, а также распространившуюся среди руководящих лиц сектора торговли и услуг. Взяточничество и хищение госимущества там достигло невиданного размаха. За 15 месяцев пребывания Андропова на должности генсека сменились 18 министров: это наглядное свидетельство того, с какой энергией и энтузиазмом Юрий Владимирович приступил к наведению в стране порядка.

КГБ против МВД

Николай Щёлоков в течение 16 лет возглавлял конкурирующую с КГБ структуру – министерство внутренних дел, которое за эти годы сумел превратить в одно из самых могущественных советских ведомств. Он добился хорошего финансового и материально-технического обеспечения МВД, благодаря его усилиям работа в милиции стала одной из наиболее уважаемых и престижных. С Андроповым у Щёлокова отношения не сложились с самого начала. Мало того, что Николай Анисимович пользовался покровительством Брежнева, он еще водил дружбу с опальными деятелями культуры, которые были на карандаше у органов государственной безопасности, к примеру, Александром Солженицыным или Галиной Вишневской. Щелоков еще всячески препятствовал «комитетчикам» закрепиться в его ведомстве. Однако настоящая война между Андроповым и Щёлоковым разразилась в конце 1981 года после громкого убийства сотрудниками милиции майора КГБ. Занявший пост генерального секретаря Андропов устроил МВД настоящий разнос: были резко сокращены штаты, закрыта часть отделов и управлений, включая Управление профилактики преступлений, создателем которого являлся непосредственно Щёлоков. Одновременно с этим началась комплексная проверка деятельности МВД, которая выявила существенные нарушения по хозяйственно-экономической части. Речь шла о нецелевом использовании бюджетных средств, например, при оплате служебных квартир, под которую списывались суммы, значительно превышавшие необходимые. Были претензии и к самому министру: ему вменяли в вину присвоение вещественных доказательств во время процессов, связанных с подпольными торговцами антиквариатом и ювелирными изделиями, растраты на личные нужды государственных денег, выделенных на содержание МВД, получение взяток в виде дорогостоящих подарков. Вопросы были и к жене Щёлокова, Светлане, которую подозревали в скупке и продаже драгоценностей. 17 декабря 1982 года – через месяц после смерти Брежнева – Николай Щелоков был снят с поста министра внутренних дел в связи с начатым в отношении него антикоррупционным расследованием. Его супруга, не дожидаясь окончательных результатов расследования, 19 февраля 1983 года свела счеты с жизнью. Щёлоков покончил жизнь самоубийством 13 декабря 1984 года, застрелившись из охотничьего ружья. Перед этим его исключили из рядов КПСС, лишили звания генерала и всех государственных наград, кроме боевых. Уже при новом главе МВД из его рядов было уволено около 100 тысяч сотрудников.

Автор монографии о Щёлокове Сергей Кредов отмечает, что окончательное обвинение в адрес бывшего министра внутренних дел так и не было выдвинуто, в отношении него даже не возбудили уголовное дело, поэтому лишение его наград и званий было «грубым нарушением советского законодательства». Также Кредов, общавшийся со следователями, сообщает, что они сами не верили в причастность Щёлокова к коррупционным схемам.

Вместо кильки – икра

Дело о рыбных спекулянтах зародилось вдали от морей и портов. В 1978 году в Москве неожиданно вырос спрос на кильку в томатном соусе. Причем продавали ее по цене в 5 раз выше обычной. Ажиотаж привлек внимание не только покупателей, но следователей Генеральной прокуратуры, которые с удивлением обнаружили, что вместо кильки в банках находилась черная икра. Москвичей тогда охватила настоящая «икряная лихорадка». Они сметали с прилавков банки с кильками, надеясь обнаружить в них икру. Для объективного расследования этого дела, по распоряжению Андропова, была создана специальная прокурорская команда, а в Москву были направлены следователи из разных концов СССР. Очень быстро в поле зрение сотрудников КГБ попал Генеральный директор Торгово-производственной фирмы «Океан» Фельдман и директор одного из фирменных магазинов «Океан» Фишман. Выяснилось, что они довольно часто по «производственной необходимости» ездили за границу. Стали копать дальше. Оказалось, что под «производственной необходимостью» понимался вывоз за рубеж сотен тысяч рублей: советские деньги там обменивались на иностранную валюту, которая пряталась в ячейках европейских банков. Фишман и Фельдман быстро во всем сознались и выдали своих подельников. Одним из них оказался крупный взяточник Юрий Рогов, который вывел следователей на своего куратора, замминистра рыбного хозяйства СССР Владимира Рытова. Оказалось, что именно Рытов стоял у истоков создания сети фирменных магазинов рыбы и морепродуктов «Океан». Замминистра написал явку с повинной и потянул за собой не один десяток более мелких чиновников и работников сферы торговли, которые составляли разветвленную преступную структуру, занимавшуюся контрабандой черной икры. Увы, но искреннее желание Рытова сотрудничать со следствием не спасло его от расстрела.

В ходе «рыбного дела» следователи вышли на директора сочинского магазина «Океан» Арсена Пруидзе. Компрометирующих его фактов было собрано более чем достаточно, и он, желая смягчить свою участь, начал выдавать подельников. Признания Пруидзе сначала вывели на главу Сочи Вячеслава Воронкова, а за ним следственная ниточка потянулась к Первому секретарю Краснодарского крайкома КПСС Сергею Медунову. Медунов был на короткой ноге с Брежневым, а поэтому на посту Первого секретаря действовал предельно самостоятельно, не озираясь ни на Политбюро, ни на Прокуратуру. Еще одним секретом политической устойчивости Медунова стало его умение принимать высоких гостей, организуя им роскошный отдых на Черноморском побережье. Одной из форм досуга был просмотр кинофильмов, не допущенных в широкий прокат в СССР. Подпольным кинозалом ведала руководитель сети общепита Берта Бородкина, разумеется, водившая дружбу с главой края. Когда следователи нагрянули с обыском в ее в квартиру они обнаружили там ценностей в виде шуб, бриллиантов, хрусталя и наличных денег на несколько миллионов рублей. Однако Бородкина, отнюдь не смущаясь, заявила оперативникам, что у них будут неприятности: она, конечно, не знала, что весь процесс курировал лично Юрий Андропов. Незаконное обогащение Бородкиной и ее подельников объяснялось не только показом подпольного кино, но откровенным обманом отдыхающих через продажу «котлет без мяса» или «чая без заварки». Результатом следствия стали различные сроки для, примерно, полутора тысяч чиновников из Сочи, Геленджика и Краснодара, вовлеченных в коррупционные схемы. Медунов отделался переводом в Москву на малозначительную должность (видимо свою роль сыграла дружба с Леонидом Ильичем). Берта Бородкина была приговорена к смертной казни.

До суда не дотянул

С начала 1980-х в Узбекской СССР начали ставить рекорды по сбору хлопка.

Неизвестно, сколько бы это продолжалось пока надзорные органы не установили, что цифры брались буквально из воздуха. Оказалось, что недостача хлопка с лихвой компенсировалась за счет приписок: несуществующий урожай перевозился в закрытых вагонах, после чего за крупные «откаты» фиктивные данные вносились в накладные. В январе 1983 года Юрий Андропов сделал главе Узбекской ССР Шарафу Рашидову устное внушение и потребовал навести в республике порядок, однако тот, кажется, не понял, насколько серьезно была настроена Москва. Махинации с хлопком продолжились. Тогда Юрий Владимирович поручил Прокуратуре создать специальную комиссию по расследованию «хлопкового дела», которую возглавили следователи по особо важным делам Тельман Гдлян и Николай Иванов. Уже в ходе первых обысков у подозреваемых лиц были изъяты ценности на сотни миллионов рублей, следствие выявило причастность к коррупционным схемам крупных чиновников, включая высшее руководство республики. Фигурантом «хлопкового дела» стал также зять Брежнева Юрий Чурбанов, первый замминистра внутренних дел СССР, которого обвинили в получении взяток на общую сумму 90 000 рублей. Чурбанов был снят с занимаемого поста и приговорен к 12 годам лишения свободы. А Шараф Рашидов до суда не дожил, скоропостижно скончавшись 31 октября 1983 года.

Facebook Комментарий

Facebook Комментарий

Комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.