Элитис
28.08.2020

О социальном составе русского офицерского корпуса и его судьбе в Гражданскую войну

Невероятно обидно зачастую слышать утверждения, будто бы Российская империя, якобы была «страной для дворян», а все остальные там были чуть ли не «крепостными», и только большевики принесли некое «освобождение». И, казалось бы, о социальной истории империи написано уже столько исследований, что этот миф, не имеющий никакого отношения к реальности, давно должен быть отправлен на свалку, но нет, многие до сих пор верят. В реальности в Российской империи на протяжении всей двухсотлетней истории её существования, благодаря петровской Табели о рангах, социальные лифты работали лучше, чем в большинстве европейских стран, не идя, например, ни в какое сравнение с кастовыми Англией или Францией. Само дворянство в России никогда не было особенно богатым. Перед отменой крепостного права 40% дворян владели не более чем 21 душой крепостных, ещё 35% – не более чем сотней, итого до 75% дворян были мелкопоместными. После отмены крепостного права дворянство начало стремительно разоряться (об этом «Вишнёвый сад» Чехова), уступая свои позиции во всех сферах жизни общества другим сословиям.

Взять хотя бы социальный состав русского офицерского корпуса – элиты армии, перед Великой войной. Историк Сергей Волков – общепризнанный специалист по русскому офицерству приводит следующие цифры. Из 50 тыс. кадровых офицеров перед войной на долю потомственных дворян приходилось около 25% личного состава, ещё 25% – дети личных дворян (то есть выслужившихся из других сословий чиновников и офицеров), следующие 25% – крестьяне и мещане, 15% – почётные граждане, 5% – духовенство и ещё 5% – купцы.

В годы Великой войны в офицеры было произведено больше человек, чем за все предыдущие двести лет существования империи. Сословный состав офицерского корпуса, который и так до войны, как мы видим, не был особенно дворянским, стал ещё более эгалитарным. До 70% офицеров относились к крестьянскому сословию, ещё 20% вышли из мещан и купцов, на долю дворян приходилось лишь 10%.

В связи с этим хочется отметить ещё и существование устойчивого мифа, будто бы на стороне красных в Гражданскую войну воевала чуть ли не «половина», если даже не «большинство» офицеров. По данным Волкова, на конец 1917 г. в живых оставались около 320 тыс. офицеров. Из них в годы Смуты:

5 тыс. – эмигрировали, не приняв участия в событиях
20 тыс. – были уничтожены революционерами, также не успев принять участия в событиях
35 – 40 тыс. – служили в национальных армиях лимитрофных государств (Финляндия, Прибалтика, Польша, Украина, кавказские и закавказские республики)
50 тыс. – служили в Красной армии
170 тыс. – служили в Белых армиях
Прочие скрылись, дезертировали или не были мобилизованы, не приняв участия в событиях

Таким образом, на долю большевиков пришлось не более 20% офицерского корпуса старой армии.

Источник

Facebook Комментарий

Facebook Комментарий

Комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.