Элитис
23.08.2020

О приходе Лукашенко к власти в 1994 году

Перечитал классическую статью гарвардского политолога Лукана Вэя о приходе Лукашенко к власти в 1994 г. – “Олень в свете фар” (Deer in Headlights). Там можно найти интересные параллели с нынешними событиями в Беларуси.

Как и Тихановская, Лукашенко был темной лошадкой, в чью победу никто особо не верил. Надо понимать, что до Луки Беларусь была государством брежневского типа – иными словами это было сословное общество. Ты конечно мог подняться с низов, но для этого надо было одну за другой преодолеть все ступеньки административной лестницы. Просто так прыгнуть из грязи в князи было невозможно.

А молодого председателя совхоза Лукашенко, избранного в депутаты на волне Перестройки, старая элита воспринимала именно как грязь. Тогдашний премьер-министр Кебич инициировал превращение Беларуси из парламентской республики в президентскую, так как не сомневался в своей победе на предстоящих выборах. Ему в голову не могло прийти, что электорат предпочтет испытанному ветерану какого-то ноунейма. Сейчас это звучит гротескно, но вплоть до последних 2-3 недель перед голосованием Лукашенко разрешали использовать в качестве офисов правительственные помещения в Минске.

До этого момента история Лукашенко выглядит очень похоже на историю Тихановской, а вот дальше начинаются различия. Лукашенко ведь последние выборы тупо сфальсифицировал – почему Кебич в свое время не поступил так же? Вэй дает два ответа.

Во-первых, режим Кебича не был персоналистским. Это был именно что сословный режим, в котором бюрократия сохраняла известную степень независимости от правителя: снять большого начальника можно было только за крупный косяк. А значит степень контроля над элитами – и в первую очередь элитами региональными – была не так уж велика. И как только они осознали, что Кебич походу проигрывает – они немедленно переметнулись на сторону Луки.

Во-вторых, эти элиты были дезориентированы социально-политическими изменениями, произошедшими после распада СССР. Речь не только об экзистенциальной потерянности, но и о вещах вполне земных. Так, они понимали, что должны поддерживать определенный демократический антураж: партии там, выборы, независимые кандидаты – иначе они не получат экономическую помощь от Запада. Проблема была в том, что они не знали, какой масштаб фальсификаций они могут себе позволить, чтобы ручеек ништяков с Запада не перекрыли. Будущее – и особенно российские выборы 1996 г. – показали, что Запад готов мириться с тотальными процессуальными нарушениями, но в 1994 это было еще неочевидно.

Как-то так и получилось, что ноунейма Лукашенко во-первых допустили к выборам, а во-вторых провели их честно, позволив ему эти выборы выиграть. Ну а дальше придя к власти Лука учредил персоналистский режим: теперь любого начальника в любую минуту могли снять без всякого повода – “в связи с утратой доверия”. Старые бюрократические элиты почистили, а новые были абсолютно зависимы от президента. После чего он приступил к систематической зачистке политического поля – и фальсификации всех последующих выборов.

О чем нам говорит эта история? Победа Лукашенко в 1994 – это не столько триумф демократии, сколько результат раскола и дезориентации прежних элит, которые не понимали как вести себя в изменившихся условиях – и до какой степени они могут фальсифицировать демократический процесс, до того как Запад вмешается. Будущее показало, что позволить они себе могут очень многое.

Источник

Facebook Комментарий

Facebook Комментарий

Комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.