Элитис
24.10.2021

Белый генерал о том, почему царская власть пала так легко

Алексей Александрович фон Лампе — российский военный немецкого происхождения, участник Русско-японской и Первой мировой войн. Ярый сторонник белой идеи, генерал-майор, один из ближайших друзей «черного барона» П.Н. Врангеля. Лампе был одним из тех, кто не смирился с поражением белых войск и жаждал в эмиграции реванша.

Он даже готов был выступить под знаменами Третьего Рейха (несмотря на то, что в 1933 году арестовывался немецкой полицией). Правда, сами нацисты его предложение долго отказывались принимать, потому А.А. фон Лампе попал в КОНР (организация Власова) лишь в конце 1944 года. А потом помогал белоэмигрантам и советским гражданам скрываться от репатриации в СССР. Дожил до 1967 года, был крайне плодотворным автором. В числе его работ — сборник статей под названием «Пути верных». Лампе, в том числе, излагает свою версию столь легкого и быстрого падения многовековой царской власти. И его мнение в этом аспекте заслуживает внимания.

«Царская власть в России, существовавшая более четырехсот лет и, к началу 1917 года, представленная трехсотлетней династией Романовых в лице императора Николая II, который вступил на престол в 1894 году, пала изумительно легко…» (с) А.А. фон Лампе. Пути верных. Париж, 1960 год.

Могу подтвердить, что это так. Почти никто из высших военачальников не выступил открыто в поддержку Николая II (лишь Ф.А. Келлер и Г.Х. Нахичеванский выразили Временному правительству протест), бои с восставшими вел один только А.П. Кутепов с маленьким отрядом. Всем остальным будто бы было плевать или же казалось, что так будет лучше.

И Лампе об этом и говорит: психологически все верили, что Февральская революция — дело благое, так будет лучше для всех. Никто не желал защищать царскую власть, за исключением идейных «единиц», что лишь подтверждали правило. Чего уж там, даже сам Николай II, по-видимому, решил, что отречение — единственный выход из сложившейся ситуации.

Лампе считал, что люди тогда не знали о будущем и не рассчитывали на дальнейшее ухудшение ситуации. Народ и элита верили, что революция лишь усилит государство и каким-то образом разрешит и затянувшуюся войну, и социальные проблемы страны.

«Казалось, все верили, что революция принесет победу и давно желанный мир, и все ошибались, за исключением тех, кто не хотел ни победы, ни мира родной стране…»(с) А.А. фон Лампе. Пути верных. Париж, 1960 год.

Для того, чтобы возникла условная «контрреволюция» в лице правого офицерства и части буржуазии (кадеты и т.п.), должно было пройти время. Время, которое показало одним всю прелесть «Советов и Временного правительства» (чьи замечательные инициативы разрушали армию), а другим — реальную возможность потерять права и собственность.

Но именно в первые месяцы после февраля 1917 года общество, в целом, испытывало облегчение и даже эйфорию. Смена власти психологически казалась массам эффективным решением фундаментальных проблем. «Вопросы к власти» у всех слоев общества накапливались десятилетиями и даже столетиями. И тут, что называется, прорвало.

«Все, как тогда было принято выражаться, «приняли революцию», за исключением крайних правых кругов, мечтавших о реванше; но они были очень слабы и не имели в стране никакого значения…» (с) А.А. фон Лампе. Пути верных. Париж, 1960 год.

На мой взгляд, позиция довольно правдивая, хотя и несколько упрощенная. Ведь было и еще кое-что: в свержении царской власти были заинтересованы очень многие разнородные социально и политически силы: от умеренных социалистов до офицеров русской армии, от буржуазии до рабочих, от национальных меньшинств до даже правых деятелей. Последним ведь Николая II казался слабым правителем. Всем казалось, что от падения царской власти они получат какие-то, самые разнообразные, «плюшки» (власть, права, окончание войны, льготы, деньги, свои «маленькие республики»). И ведь на какое-то время получили… Правда, многие — на довольно короткое время…

Facebook Комментарий

Facebook Комментарий

Комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.