Элитис
26.09.2019

Комсомолка с дефектом

Был в советской истории такой персонаж – Ольга Мишакова. Секретарь ЦК ВЛКСМ 1938-1946 и “молодой ученый” – преподавала марксизм-ленинизм.

В приснопамятном 1937 году она начала работать в отделе агитации и пропаганды комсомола – и сразу развернулась широко: стала строчить бесконечные доносы на всяких “буржуазных националистов” и “бытовых разложенцев”. Тут бы им всем и кранты, но руководство ВЛКСМ разглядело в Мишаковой женщину очень глупую и почти безумную, поэтому от ее отчетов просто отмахивались.

Очень скоро Мишакова достучалась до верхов – лично до товарища Ежова, чтобы проверил, по какой причине в ЦК ВЛКСМ не проявляют должного рвения в деле очищения от враждебных элементов. Разумеется, все эти элементы быстро затянуло в мясорубку, причем их дело в историографии так и называется – “дело Мишаковой”.

По итогам его рассмотрения первого секретаря ЦК ВЛКСМ Косарева расстреляли, а Мишакова стала секретарем ЦК ВЛКСМ. Сталин называл ее “лучшей комсомолкой Советского Союза”.

Надеюсь, вы не подумали, что это история о карьеристке. Нет, это история об искренней, убежденной и упорной девушке. Хрущев о Мишаковой писал: “человек с психическим дефектом, хотя и честный”. 

Можете себе представить, сколько жизней на совести этой неутомимой, идейной и нездоровой гражданки, самоотверженно боровшейся за счастье других советских граждан.

Современники утверждают, что Мишакова была вызывающе глупа. Впрочем, в среде советской интеллигенции у нее особенно поганый имидж: в предвоенные годы она занялась улучшением советских журналов путем составления практических рекомендаций их главным редакторам. Чуковскому, например, “Бибигона” зарубила, а заодно и Брундуляка, писатель сильно переживал.

Но погорела она действительно по глупому. Если исходить из легенд, исходящих из все той же интеллигентской среды.

Якобы лучшая комсомолка СССР подговорила жену какого-то члена ЦК, чтобы на приеме в Кремле та сказала Сталину: немного жаль, что в Политбюро нет женщин. Коба был человеком подозрительным, сразу все прочухал, выскреб фамилию Мишаковой и – нет, не расстрелял, а отправил директором школы в глухую провинцию.

Энн Эпплбаум пишет: 

“После 1956 года Косарева реабилитировали, а Мишакову вывели из ЦК ВЛКСМ. Тем не менее, целый год она продолжала являться в здание ЦК и с утра до вечера сидела в своем пустом кабинете, выходя лишь на обеденный перерыв. Когда у неё отобрали пропуск, она весь рабочий день стояла у входа в здание. Затем её мужа перевели на работу в Рязань, но она каждое утро в четыре часа садилась на московскую электричку и проводила день на прежнем посту. В конце концов, её поместили в психиатрическую больницу”.

Facebook Комментарий