Элитис
22.02.2021 Губернаторы под ударом

1. Азаров (Самарская область). Недавно состоявшейся отставке мэра Тольятти С. Анташева предшествовал длительный конфликт с губернатором и комплексные просчеты инфраструктурного развития и ЖКХ во втором по значимости городе области. В регионе сформировано мнение о зависимости губернатора от криминала: в угоду интересам криминальных олигархов продавливается непопулярное решение о строительстве крематория рядом с детским лагерем.

2. Меликов (Дагестан). Врио главы республики попал под удар в связи с продолжающимися расследованиями масштабной коррупции в Росгвардии. Меликова связывают с находящимся в СИЗО генерал-лейтенантом Милейко, которого в бытность их совместной работы в Росгвардии прикрывал Меликов. Помимо этого, Дагестан – главный аутсайдер массового вакцинирования. Неэффективная антиковидная политика Меликова негативно сказывается на его перспективах.

3. Цыденов (Бурятия). Мусорный коллапс и участившиеся случаи нападения бродячих собак на людей осложняют нормальную жизнедеятельность жителей республики. Глава Бурятии оказывается не способным нормализовать ситуацию и вызывает постоянно критику со стороны жителей. На этом фоне Цыденов демонстрирует «новую искренность» и дополнительными тратами на пиар пытается отбить социальный негатив.

4.Шумков (Курганская область). Объявил о предоставлении масштабных, по меркам региона, субсидий на развитие агропромышленного комплекса. Планы Шумкова по восстановлению заброшенных ферм и передаче их инвесторам, по мнению экспертов, направлены на укрепление аффилированного с губернатором бизнеса. Продление ареста бывшему вице-губернатору С. Пугину (несмотря на отказ ряда свидетелей от своих показаний) свидетельствует о плохих перспективах одного из соратников действующего губернатора и бросает тень на самого Шумкова.

5.Травников (Новосибирская область). Замгенпрокурора России Д. Демешин указал губернатору на нерешенные проблемы в регионе (долги по зарплате, обеспечение детей-сирот квартирами). Область – лидер по числу долгостроев и обманутых дольщиков. Многочисленные жалобы на точечную застройку в Новосибирске наряду с затягиванием решения по уходу мэра А. Локотя (КПРФ) негативно сказываются на репутации губернатора.

6. Коновалов (Хакасия). Задержание помощника руководителя аппарата главы республики по уголовному делу в отношении директора «Леса Хакасии» активизировала волну негативных публикаций в адрес главы региона. Общественность в Хакасии рассуждает о дальнейших шагах со стороны силовиков, которые могут ударить по Коновалову.

7. Хабиров (Башкирия). Решение главы Башкирии объединить два крупнейших вуза республики – БашГУ и УГАТУ вызывало волну напряжения. Объединение позволит руководству республики освоить крупный федеральный грант, но против слияния выступил башкирская интеллигенция. Студенты также недовольны объединением, так как не понимают диплом какого вуза они получат и считают, что это может сказаться на перспективах их трудоустройства. Вероятность флешмобов недовольства и протестного голосования на думских выборах среди студенчества достаточно велики.

8. Белозерцев (Пензенская область). Резкие высказывания губернатора в адрес своих подчиненных лишь подчеркивают масштаб нерешенных проблем. Белозерцев фактически признает свою неспособность наладить нормальную работу по уборке снега в областном центре и грозится отставками в своем окружении. Эксперты отмечают, что общая неэффективность управления регионом достигла высокого уровня и многие чиновники сами не хотят работать с Белозерцевым.

9. Сипягин (Владимирская область). Допустил системный провал в сфере транспортных перевозок в области. Массово отменяются междугородние рейсы, а губернатору предлагают ввести режим чрезвычайной ситуации. Текущая ситуация – еще одно свидетельство общей деградации управления областью. При этом Сипягину уже предложено войти в список будущей Думы от ЛДПР.

10. Бочаров (Волгоградская область). Прокуратура области последовательно бьет по окружению губернатора, а на этой неделе ФСБ осуществила новую выемку документов из администрации области в рамках расследуемых уголовных дел.

Источник

31.01.2021 В Бурятии управленческий кризис.

Среди базисных факторов: инфраструктурные проблемы и дефицит рабочих мест. Бурятия – регион со слабой экономикой, критическая зависимость которого от федеральных траншей очевидна. С помощью федерального центра Бурятия в период ковид-19 почти в два раза увеличила траты на социалку, однако управленческие ошибки губернатора, проявления коррупции и отсутствие консенсуса среди элит привели к многочисленным провалам антиковидной политики, которые, в конечном счете, потребовали двухнедельного локдауна (ноябрь 2020 г.). Как следствие, эксперты говорят о росте антирейтинга главы республики А. Цыденова, который местные пиарщики пытаются отбить демонстративными походами главы на рынок за продуктами.

Состоявшиеся недавно изменения в республиканском правительстве оцениваются как давно назревшие или запоздавшие. Масштабные претензии силовиков, обыски и задержания у членов правительства заставили Цыденова действовать, однако характер перемен – половинчатый.

Главное изменение в управленческой вертикали Бурятии: ставший токсичным второй человек в административной иерархии Зураев отправлен в отставку, но сохранил своих людей в правительстве и влияние. Назначенный на должность первого зампреда правительства Мухин не имеет таких полномочий как его предшественник. Специфика внутриэлитного ландшафта сложная (национальное самосознание элит; клановые противостояния; присутствие во власти старообрядческих группы влияния и т.д.), а общий уровень профессионализма чиновников невысок.

Формально была сделана ставка на бурятские элиты, однако баланса между ними главе республики достичь не удается. Цыденов пытается выстроить иную конфигурацию власти, удовлетворив интересы Системы, одновременно, не забывая о различных группах влияния в Бурятии, однако следствием этого является скорее управленческий коллапс и внутриэлитные трения, препятствующие построению эффективной административной иерархии.

Источник

22.01.2021 Широко разрекламированная реорганизация ушедшего в отставку правительства Бурятии не очень много изменила в республике

Вопрос замен в правительстве назревал давно: оно было сформировано еще в 2017 году, и за прошедшие три года неоднократно подвергалось критике как самого Цыденова, который прежде с местными чиновниками не работал, так и извне. Добавили проблем участившиеся в последнее время скандалы, связанные с обысками и задержаниями членов правительства. Неизбежным оказалось увольнение попавшего под уголовное дело и близкого к «Ростеху» Алексея Мишенина, отвечавшего за экономическое развитие. В то же время куратор вопросов безопасности, силовик Петр Мордовской, у которого недавно проходили обыски, остался на месте.

Самая важная перемена коснулась поста первого заместителя председателя правительства. Ранее этот пост занимал влиятельный местный чиновник Игорь Зураев, который теперь отправлен в Москву на менее значимую позицию главы полномочного представительства Бурятии при президенте РФ. С Зураевым был связан ряд конфликтов в правительстве Бурятии. Он запомнился тем, как продавливал отставку министра экономического развития республики Александра Бардалеева, чтобы поставить на это место свою ставленницу Екатерину Кочетову, однако ее назначение тогда не состоялось. К слову, в новом составе правительства Кочетова все же займет пост министра экономического развития. Ранее возглавлявший представительство региона в столице Антон Виноградов, напротив, вернется в Улан-Удэ, чтобы руководить министерством промышленности и инвестиций.

Вместо Зураева вторым лицом в региональной исполнительной власти Бурятии станет опытный и профессиональный финансист Всеволод Мухин, работавший с 2017 года министром финансов республики (причем в Минфине он трудится с 2000 года).

Новым лицом в правительстве станет бывший глава крайне проблемного Тункинского района (с огромным трудом выигравший выборы главы района и потом сталкивавшийся с острейшими конфликтами в своем районе) Иван Альхеев, который займет пост вице-премьера, отвечающего за работу Минимущества, Минприроды, Минтуризма и Минкультуры. Все главы подконтрольных ему министерств сохранят свои посты, кроме Минприроды (оно переименовано в министерство природных ресурсов и экологии, которое возглавит президент Союза охот- и лесопользователей Сибири и Дальнего Востока Сергей Матвеев). Еще один новичок среди вице-премьеров – бывший ректор Бурятской государственной сельскохозяйственной академии и член КПРФ (вышедший из партии, но остававшийся в ее фракции в парламенте Бурятии) Галсан Дареев, который одновременно займет пост министра сельского хозяйства. Решения в пользу Альхеева и Дареева призваны подчеркнуть ставку Цыденова на местные бурятские элиты, а также продемонстрировать готовность работать с коммунистами.

В социальном блоке не произошло изменений: Вячеслав Цыбикжапов сохраняет пост курирующего зампреда, как и все его подчиненные. Отвечающий за развитие инфраструктуры вице-премьер Евгений Луковников также сохранит свой пост. В его блоке покинет правительство министр транспорта Александр Аюшеев, который отправится на пенсию.

В итоге Цыденов решил кадровую проблему, обострившуюся в связи с уголовным делом Мишенина, а заодно понизил и отправил в Москву ставшего токсичным Зураева. Кроме того, он продемонстрировал свою ставку на бурятские этнические элиты, которые всегда ревностно относятся к своим позициям во власти. Но главная ставка все-таки сделана на профессионализм Мухина, поскольку республике надо решать хронические финансово-экономические проблемы, и Цыденов в первую очередь рассчитывает на нового первого вице-премьера.

Источник

08.01.2021 Бурятия в этом году ставит рекорды по числу уголовных дел против местных политиков, но многим удается избежать наказания

В январе тогдашний руководитель регионального отделения «Единой России» и вице-спикер Народного Хурала Баир Жамбалов сбил 17-летнюю девушку, которая позднее скончалась. Сначала водителем машины Жамбалова в тот день представился другой человек, однако позже сложным стало скрывать, что за рулем был именно вице-спикер Хурала. Против Жамбалова было заведено уголовное дело, а также он был оперативно исключен из «Единой России». Однако в этом деле с самого начала все шло к тому, что Жамбалов может отделаться легким испугом. Общественность возмутилась мерой пресечения Жамбалова, который был отправлен под домашний арест. А на днях стало известно, что и эта мера для Жамбалова была отменена, и новогодние праздники он может провести с полной свободой передвижения. Случай Жамбалова – это не единственное резонансное дело в Бурятии. Не так давно сотрудниками ФСБ был задержан зампред правительства республики Алексей Мишенин, которого обвиняют в хищении около 65 млн рублей на Новосибирском авиаремонтном заводе, где он ранее работал. Информация об аресте Мишенина появилась сразу после того, как стало известно о прошедших обысках у другого зампреда правительства Бурятии - Петра Мордовского, которого подозревают в ненадлежащем расследовании убийства 18-летней давности, когда он работал в уголовном розыске. В результаты мы видим, что в Бурятии поводов для уголовного преследования политиков и чиновников много, но расследования регулярно заходят в тупик. Понятно, что дело Жамбалова бьет по репутации «Единой России» перед выборами, пусть даже партия вовремя и правильно с ним рассталась. Однако это дело слишком резонансное, прекрасно известное жителям республики, и спустить его на тормозах без репутационных издержек для власти не получится.

Источник

14.12.2020 Правительство Бурятии в последние пару недель находится под прицелом силовиков

Сегодня стало известно о задержании сотрудниками ФСБ заместителя председателя правительства республики по экономическому развитию Алексея Мишенина. Известно, что его преступление носит экономический характер и относится к периоду работы на Новосибирском авиаремонтном заводе.

Мишенин не относится к команде главе республики Цыденова, что облегчит их расставание. Мишенин сделал карьеру в структурах «Ростеха» и продолжил ее при бывшем главе Бурятии Наговицыне, с которым его сближало сибирское происхождение (Наговицын прибыл в Бурятию из Томска). Именно Наговицын в 2015 году назначил Мишенина на должность министра промышленности и торговли республики. Ранее Мишенин работал на Новосибирском авиаремонтном заводе, где прошел путь до генерального директора, переместившись с этой должности в правительство Бурятии. Завод, на котором трудился Мишенин, входит в ростеховский холдинг «Вертолеты России», как и Улан-Удэнский авиационный завод - одно из главных предприятий Бурятии. Мишенин уже планировал в 2018 году перебраться в одну из структур «Ростеха», но остался в Бурятии, а при Цыденове получил пост вице-премьера и дополнительный функционал. Фактически это закрепляло связку властей Бурятии и «Ростеха», сложившуюся при Наговицыне и сохраненную Цыденовым.

Арест Мишенина произошел после появления информации об обысках у другого зампреда правительства Бурятии - Петра Мордовского, курирующего вопросы безопасности. Утверждают, что речь идет о деле об убийстве 18-летней давности, которое Мордовский, работавший тогда в уголовном розыске, якобы не расследовал должным образом. Почему интерес к этому делу возник сейчас, и есть ли на самом деле какие-то угрозы для Мордовского, осталось загадкой.

Оба события позволяют говорить о невнятной кадровой политике Цыденова, который в регионе ранее не работал и столкнулся с проблемами при создании команды. Сейчас это оборачивается неприятными сюрпризами и необходимостью искать новых людей, по крайней мере – куратора важнейшего экономического блока. Найдет ли Цыденов нового человека по линии того же «Ростеха», поищет ли его среди местных кадров или же приведет очередного варяга, пока тоже остается непонятным.

Источник